До взлета еще далеко

4

Александр Соколовский, учредитель компании «Текстиль- Контакт» — о бесчинстве таможен­ников и надеждах на полноценную налоговую реформу.

К моему превеликому сожалению, в последние несколько месяцев я наблюдаю значительное ухудшение ситуации на таможне. Типичная на сегодня ситуация. И касается она не только тканей. Ни для кого не секрет, что есть теневая экономика и сопутствующая ей контрабанда. Так вот, по тканям до 2014-го за право не пользоваться услугами «черной» растаможки, а растамаживать в белую, импортерам приходилось платить. Да еще и говорить спасибо за то, что больше не прессуют, а дают перечислять положенное в госбюд­жет и иметь легальный приход товара. После Майдана многие предприятия на­чали выходить из тени, что снизило доходы кураторов контрабанды. А раз где-то убывает, то надо в другом месте компенсировать. Бюджет же не в счет, из него украдут конечно, но другие… И с сентября 2016 года СБУ совместно с таможней начала под флагом борьбы с контрабандой создавать импортерам проблемы.

С сентября ткани внесли в группу риска, и кому-то дают растамаживаться быстро и без проблем, а кого-то, кто не пришел договариваться, таможня совместно с «от­делом К» СБУ загоняет во временное декларирование. И тебе приходится месяцами ждать заключение специализирован­ной лаборатории ГФС и не иметь возмож­ности продать сезонный товар!

В результате мы или не можем растаможиться и платим простой. Или оформляемся по временной деклара­ции. И то и другое приводит к задерж­ке продажи (при условии 100% уплаты ввозного НДС с первого дня!) от 45 дней до нескольких месяцев! Практически уже по каждому контейнеру! Потому что с каждого артикула срезаются образцы на экспертизу (а это могут быть и сотни метров ткани с контейнера). Кроме того, несмотря на уплаченный сразу НДС, мы не имеем право на налоговый кредит, пока таможенная декларация находится в статусе временной. Это фактически приводит к двойному обложению по НДС и приходится в конце периода платить второй раз. Поэтому, в 2017 году очень хотелось бы не только увидеть реальное сужение полномочий карательных и прочих контролиру­ющих органов, но и настоящую налоговую реформу. То, что предлагает сегодня правительство, реформой не является и ощутимого прогресса в борьбе ни с коррупцией, ни со злоупотреблениями со стороны налоговиков и таможенников не даст. Бесспорно, Минфин провел огромную работу, и у нас появилась хотя бы небольшая надежда на снижение в 2017 администра­тивного давления на бизнес. Но о реальном эффекте, который смогут дать поправки в Налоговый кодекс, говорить можно будет минимум через год.

Источник: Деньги